Мой парень солдат

Мой парень — танкист: как жить с мужчиной, играющим в «Танки»

Мой парень солдат

Каково это — жить с «танкофилом»? Нет, не с тем, который модельки клеит или научные журналы штудирует, а с тем, который решил, что новый «прем» вашей семье нужнее, чем кухонный комбайн или пара сапог для жены. В общем, с тем, который в «Танки» играет. В редакцию WARHEAD.SU пришло письмо читательницы, которая как раз об этом рассказывает.

проблема таких игр, как «Танки», — мощнейшая аддиктивность. Мужчин, способных действовать по принципу «дулу — время, танковой потехе — час» исчезающе мало. Словно третьеклассник, ваш молодой человек, наскоро запихав в себя ужин и, промычав что-то похожее на «Спасибо, мам», убегает к компьютеру, потому что у него «катка» и взвод не ждёт.

Предполагается, что вы-то как раз можете подождать и посвятить это время оплакиванию своей горькой доли.

Отдельные экземпляры «танкофилов» возвращаются с виртуального полигона глубоко за полночь.

В экстремальных случаях даже во время первой брачной ночи из вашей комнаты будут доноситься не стоны страсти, а бодрый голос Машкова: «Не пробил!».

Развитие болезни

Если ваш мужчина ещё не поражён вирусом «танковой болезни», не спешите радоваться. Вы даже не знаете, насколько незаметно «танки» могут въехать в ваш дом.

Однажды вы обнаружите новый ярлык на рабочем столе компьютера и даже не придадите этому значения. А зря.

Спустя неделю-другую ваш муж станет проводить бо́льшую часть свободного времени, скрючившись за монитором и изрыгая в воздух проклятия, касающиеся каких-то раков и прочих членистоногих. И всё. Финиш!

Практически как обнаружить себя в туалете в девять утра понедельника со стаканом вискаря в руке. Дальше катиться некуда.

А дальше, не хуже паров ртути, «танки» планомерно отравят всю вашу счастливую до этого момента жизнь. Фильмы про войну станет невозможно смотреть от количества комментариев. Тут заклёпка неправильно торчит, дуло не такое круглое, калибр неправильный и снаряды так не подают.

( Оксана Карпович)

«Володя, ты не служил! Откуда тебе знать, как их правильно подавать?»

Всё чаще придётся выслушивать пламенные монологи, посвящённые только двум темам: «разрабы не умеют в баланс» и «раньше было гораздо лучше». Со второй темой вы будете изо всех сил соглашаться, смутно догадываясь, что под этим «раньше» вы с мужем понимаете абсолютно разные временные периоды.

Танки любят деньги

Для себя я вывела жестокую, но работающую формулу: «купил два „према“ — купи жене сапоги».

Да, цена на танки в игре вместе со всеми необходимыми плюшками (вы не поверите, но вам скажут, что с «премом» быстрее развиваешься; куда — неясно, в игре нет конца, я узнавала) может больно ударить по семейному бюджету. Кроме прочего, вы ещё и пиво будете подносить вашему умирающему от жажды «танкисту» весь вечер.

Потом он заявит, что именно ему поручено стать главным «тяжем» в клане, а это большая честь, поэтому ему нужен новый, только вчера вышедший «прем».

Фраза абсолютно непонятная, но я переведу её для вас: «прощай ещё как минимум половина зимних сапог».

Вы спросите: нельзя ли ещё поездить на «старом» танке, которому не исполнилось и пары месяцев? В ответ вам расскажут, что его «понёрфили злые разрабы», он «ненагибает», и вообще — нужно ещё больше семейного бюджета для покупки правильных голдовых снарядов.

Хорошая мина при плохой игре

Бывает ли хуже? Конечно, бывает. Ваш муж мог стать алкоголиком, наркоманом, завести любовницу, погибнуть от нападения крыс-мутантов. Но нет, он тут, дома — скрючился в уголочке и «нагибает».

( svetik69)

Шансы, что у вас его уведут, тоже сильно снижаются. Представьте, хотели ли бы вы закадрить в баре мужика, который в компании таких же с горящими глазами спорит о том, «тот ли ещё квас» или что «пантера переапана». Таких особей во время охоты мы, женщины, стараемся обходить десятой дорогой.

Кроме прочего, если у вас внезапно отключат интернет, магия спадёт практически мгновенно — чудо-танкист вновь превратится в главу семьи.

На ту же тему

Незабытое старое: 5 компьютерных игр, вернувшихся из прошлого

Если же вы договоритесь с мальчиком из компании-провайдера, такие чудеса могут происходить в вашей квартире регулярно. Но не увлекайтесь, иначе муж бросится решать интернет-проблему, — а то как же, там без него взвод проигрывает.

И да, если сравнить количество денег, кидаемое в экран средним игроком, с тем, что может тайно вынести из семейного бюджета страйкболист или спортсмен-стрелок, то выбор в пользу «танков» очевиден.

Останется только привыкнуть к мужу Шрёдингера, который вроде с вами в квартире, а вроде его и нет, — только бледная матерящаяся тень за монитором. И жизнь наладится.

В конце концов, может быть и наиграется он когда‑нибудь.

Главное, девочки, не пробуйте играть сами. Пять-семь боёв — и может начаться привыкание. А дальше — изменение лексикона, самостоятельный отказ от летних туфель и ящик пива в холодильнике, чтобы пережить этот вечер. Подумайте — оно вам надо?

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Источник: https://warhead.su/2020/07/25/moy-paren-tankist-kak-zhit-s-muzhchinoy-igrayuschim-v-tanki

Почему армия не сделает из тебя мужика

Мой парень солдат
Отслужившие схватились за сердце, а если б могли — схватились бы и за наган.

Хорошо, что мы не в Швейцарии, где прошедшие срочку хранят табельное оружие прямо у себя дома, да и наган давно с вооружения снят.

Батя тебе говорил, что нужно обязательно сходить в армию, чтобы стать настоящим мужиком. Ему подвывали толпы «настоящих женщин», которые точно знают, как самые «настоящие мужики» выглядят и пахнут.

Этот батин тезис абсурден и давно устарел. Всеобщая воинская повинность появилась только в 19 веке, а до нее в армии находилось от силы 2–3 % мужского населения. Считать 98 % мужчин немужчинами было бы странно, согласись.

Когда служить в армии было нужно

На этой ноте мы закономерно подходим к выводу, что разное время предъявляет различные требования к мужчинам.

Требование служить в армии как главный атрибут мужчинности появился в Советском Союзе на фоне Великой Отечественной войны да и общей милитаризованности советского государства. Страна жила на военном положении и перманентно готовилась воевать со всем белым светом.

В такой ситуации каждый способный держать в руках оружие должен уметь быть солдатом. СССР воспитывал мальчиков солдатами с самого детства — книжками, рассказами ветеранов, фильмами.

Империи нужно расширяться, иначе она рушится, а для расширения нужна сильная армия. Армия, в свою очередь, может быть сильной, только когда работает как часы и каждый ее винтик-человек четко знает свое место в системе.

Кого армия из тебя сделает

Человек в армии должен быть исполнителен, беспрекословно выполнять приказы, поменьше думать, выносить любые лишения и по первому указанию очередного генерала бежать и бойко разлетаться на кусочки во имя целей, не имеющих к нему конкретного отношения.

И армия очень хорошо умеет воспитывать таких людей. Чтобы ты научился подчиняться, надо сломать твою волю к сопротивлению и заставить тебя забыть, что такое человеческое достоинство.

Ты будешь драить обосранные туалеты, на тебя будет орать матом командир, тебя будут кормить дерьмовой едой, и все с одной целью – научить тебя безропотно терпеть. Тебя потихоньку приучают к мысли, что ты никто.

Как сказал прапорщик Дыгало в «9 роте»: «Вы здесь не люди — вы гавно! А людей из вас буду делать я вот этими самыми руками». А потом зарядил кому-то по уху.

На выходе мы получаем мужчину, да. Он стерпит холод, зной, шпик из сухпая и побои, но выполнит приказ.

Но все, что он умеет, — подчиняться. Это идеальный гражданин: чуть что, можно призвать на любую ненужную ему лично войну, а решать что-то самому — это, дорогой, не надо, большие начальники за тебя сами разберутся.

Такой тип мужчины — солдат империи — умер вместе с самой империей, и новая эпоха предъявляет совсем другие требования.

Почему армия не сделает из тебя мужчину в XXI веке

Современный мужчина должен быть смел и иметь чувство собственного достоинства. Когда начальник (ротный) орет «Ты пидарас!», ему, по-хорошему, надо дать в зубы, а не отвечать «Так точно, балуюсь». Армия этому не учит.

В армии за попытку защитить свою честь, особенно перед старшим по званию, тебя привлекут к ответственности за неуставные отношения. А чтобы и остальным было неповадно, накажут все твое подразделение.

Круговая порука начисто отбивает желание качать права: за каждый твой писк пострадают твои друзья.

Современный мужчина должен быть целеустремлен. В бизнесе, спорте, карьере — неважно. Ты ставишь себе цель и идешь к ней, невзирая ни на какие преграды. Тебе тяжело, ты устал, тебе плохо, и в твоей воле забить на все и расслабиться, но ты САМ заставляешь себя идти вперед.

В армии тебя заставляет идти вперед твой командир, тебе нахрен не нужны все эти марш-броски, помывки-уборки и т. п. Известно, что в иерархии потребностей солдата-срочника на первом месте стоит «жрать», на втором — «спать», на третьем — «как бы кто не запряг что-то делать».

Место, которое прививает такие ценности, просто не может воспитать целеустремленность в человеке.

Армия воспитывает стойкость и выносливость в лишении, но не учит инициативности и решительности изменять свое бедственное положение. В армии за срочника все решают командиры и устав: сколько спать, что есть, куда идти, когда курить. Человек вообще не отвечает за себя — его, по сути, ведут за ручку, попутно втыкая пендали и объясняя, что он самое чумазое чмо из всех ему подобных.

Такое место не научит принимать самостоятельные решения и держать свою судьбу в своих же руках. Ноль ответственности и ноль забот.

Армия начисто лишена такого понятия, как уважение к человеку. Времена белых офицеров давно прошли, и нормальна ситуация, когда полковник посылает капитана на три буквы перед строем солдат. Теперь представь, как этот полковник будет относиться к срочникам.

Армия — это год деградации. Тебе 19. За год ты можешь начать карьеру или бизнес, получить разряд, превратиться из задрота в пахаря-трахаря, внезапно разбогатеть, так же внезапно разориться, встретить любовь, заболеть от нее трипаком — круто! Пока твой друг тренируется заправлять кровати на скорость.

И заметь, даже в масскульте современный идеал мужчины далек от служивого. Военные появляются чаще как объект для насмешек, чем как образец поведения (кондовую госпропаганду мы в расчет не берем). Идеалом у молодых стали актеры, певцы, спортсмены и бизнесмены, и это хорошо. Бессмысленный героизм больше никому не интересен — какая от него польза?

Аллё, все, война закончилась — бери шинель, пошли домой. Нужно строить страну, помогать слабым, создавать новое и шатать старое. Что не нужно — рухнет. Как рухнет и призывная армия — имперский атавизм.

В 21 веке, чтобы стать нормальным мужчиной, нужно прежде всего страстно желать самому вылепить из себя идеал. Сейчас есть все условия для разностороннего развития личности; те же пресловутые спорт-бизнес-карьера сделают из тебя волевого, смелого и целеустремленного человека.

Ты сам можешь закалить свой характер, как бы ни был слаб, — достаточно просто взять жизнь в свои руки. Это первый шаг на пути к силе. Когда он сделан, тебе не нужно ничье помыкание — ты сам душишь в себе все отвратительное и взращиваешь нужное.

Эпоха безликих солдат империи прошла — началась эпоха self-made man.

Источник: https://BroDude.ru/pochemu-armiya-ne-sdelaet-iz-tebya-muzhika/

Мы расспросили белорусских девушек, которые знают не понаслышке, каково быть «девушкой солдата», о том, не убивает ли отношения разлука длиной в 1,5 года и какие трудности приходится при этом преодолевать.

«Говорят, что девушка нужна солдату только в армии, потому что выбора нет, а придет — и бросит ради другой»

Виктория, 21 год:

«Мы познакомились совершенно случайно, в гостях. У него тогда была другая девушка, у меня — другой парень, и поначалу мы с Сашей были просто друзьями.

Но, как говорили окружающие, глядя на нас, сразу складывалось впечатление, что мы — пара. И не просто пара, а такая, у которой „буквально завтра свадьба“. В общем, уже через полгода мы начали встречаться.

Первые поцелуи, ночные прогулки, встречи рассвета и так далее. И тут… из военкомата приходит повестка.

Почему-то первой Сашиной реакцией было: „Может, давай все-таки снова станем друзьями?..“. Я объясняю это прежде всего шоком. Ведь у нас, можно сказать, все только начиналось.

И ему, конечно, не хотелось взваливать на меня такую тяжелую ношу — это одиночество, слезы по ночам и переживания в течение полутора лет. Он хотел оградить меня от всего этого, снять с меня какую бы там ни было ответственность.

Но я даже слушать его не стала! Я сразу была твердо уверена в том, что не сломает нас это испытание. Если будем поддерживать друг друга, вместе преодолеем все!

Но уже на проводах, когда все его друзья подбадривали, шутили и веселились, отправляя Сашу „становиться мужчиной“, у меня внутри была буря. Столько боли — не передать. И невозможно сдержать слез, как ни старайся.

В тот последний вечер мы были по максимуму вместе, но в 6 утра поезд увез его больше чем за 200 км от меня. Как описать всю ту пустоту, которая образовалась внутри?..

Наверное, так чувствует себя человек, лишившийся ноги, руки, еще какой-то части тела.

Всю первую неделю я ни на секунду не выпускала из рук телефон, пила валерьянку, подолгу не могла уснуть. Но звонка от Саши все не было.

Когда же он все-таки позвонил, я даже не сразу смогла взять трубку, потому что слезы застилали глаза и ступор напал: даже не верилось, что это он, что я услышу его голос. Эти эмоции не описать! И у него в душе в тот момент творилось то же самое.

В ушах так и стоит его радостный и такой взволнованный голос: „Девочка моя родная, ну как ты там без меня?!“. Вспоминаю и плачу: наверное, тот первый разговор я не забуду никогда.

Потом была присяга.

Гордость за него: это мой парень — тот бравый солдат с автоматом! И хочется быть рядом еще сильнее, и сердце так и выпрыгивает из груди! Потом первая увольнительная, первые мои приезды к нему в часть… К сожалению, ездить получается нечасто (примерно раз в месяц) — расстояние-то не маленькое, только на дорогу в одну сторону уходит 2,5 часа.

Но каждая наша встреча — особенная. Запоминается до мелочей. Не можешь наглядеться, наобниматься. Мечтаешь, чтобы время замерло и хочется побыть хоть немного только вдвоем. Но даже эти встречи на КПП, где куча посторонних людей, наполняют нас обоих нежностью до краев, новыми силами. Это как глоток свежего воздуха.

Да, иногда у него получается звонить. Но редко. Остаются письма. И когда они приходят — это что-то невероятное! Никогда не думала, что буду писать кому-то письма и получать их в ответ. А оказалось, это настолько круто! И так волнительно! эсэмэски и телефонные разговоры — совсем не то. В письмах — вся душа наизнанку!

Да и для того, чтобы сделать приятный сюрприз, расстояние — не помеха. Сделать ему жетон с нежной надписью и нашими инициалами, отправить распечатанные фото после встречи с ним, постоянно чем-то удивить и радовать — это не так сложно, как кажется… Но лучшим подарком было бы, если его почаще отпускали домой. Телефонных разговоров, которые очень ограничены, все же безумно мало…

Я жду Сашу уже 10 месяцев. Сложнее всего, когда он уезжает на учения. Тогда телефон молчит и в почтовом ящике пусто. Переживаешь, не знаешь, как он там. И эта неизвестность убивает. Вот и сейчас они поедут на учения в Казахстан почти на два месяца…

А еще „убивают“ многочисленные злопыхатели, которые говорят мне, что ждать глупо, что это только потеря времени. Что девушка нужна солдату только в армии, потому что выбора нет, а придет — и бросит ради другой.

Что он там ходит в увольнительные и изменяет направо и налево. И вообще, чувства уже не будут после 1,5-летней разлуки такими, как раньше. Но соглашусь я, пожалуй, только с последним утверждением: чувства действительно меняются.

Они становятся гораздо крепче!

Я это видела и на примере сестры, которая тоже дождалась своего солдата, а потом была свадьба, на которой я поймала букет невесты, и теперь у них подрастает маленькое чудо…

Конечно, армия забрала сотни дней, которые мы с Сашей могли бы провести вместе, принесла огромное количество переживаний, заставляет часто нервничать и плакать… Но зато она дает четкое понимание того, насколько важно ценить минуты, проведенные вдвоем, каждую секунду телефонных звонков. Даже на расстоянии мой солдат умудряется каждый день дарить мне свое внимание и любовь. И я самая счастливая! Несмотря на то, что ждать еще осталось целых 8 месяцев…»

«Большую часть его сослуживцев девушки, увы, не дождались»

Юлиана, 19 лет:

«Слава Богу, те 1,5 года, когда я ждала своего парня из армии, уже в прошлом. Дембель у Димы был 22 мая прошлого года. Но в памяти все свежо, как будто это было вчера. Просто потому, что такое не забывается.

До того, как он получил повестку, мы встречались уже почти два года. Конечно, я знала, что Дима очень хотел, прямо-таки рвался в армию, потому что был воспитан на рассказах отца о службе. Но все равно, тот момент, когда стало точно известно, что моего парня забирают служить, стал для меня настоящим шоком.

Конечно, я много плакала, меня все вокруг успокаивали, говорили, мол, время быстро пролетит, но легче не становилось. В голове не укладывалось, каково это: прожить целых полтора года вдали от человека, без которого вообще не представляешь свою жизнь. К которому привык и с которым проводил все свое время.

Я жила в Барановичах, училась в Минске, а его отправили служить в Слоним. Чтобы было понятнее, это расстояние почти 50 км в первом случае и около 170 км — во втором… Все эти полтора года я жила в сумасшедшем ритме.

Шесть дней подряд учеба, в субботу — на электричке домой, где нужно вместе с мамой наготовить еды для Димы, а ранним утром на следующий день с сумками на поезде ехать в Слоним. Посещения — с 11 до 17 часов.

Все это время простаивали с Димой на улице (и в дождь, и в снег, и в мороз минус семнадцать градусов), а потом бегом на поезд до Барановичей, чуть-чуть поспать и в 6 утра уже ехать в Минск. Честно говоря, „крыша ехала“, но не ездить к любимому, пропустить хотя бы одно воскресенье я не могла. Он же ждал!

Был такой случай на 4-м месяце его службы, когда его отправили в Печи под Борисовом, а туда вообще ехать — целый квест. К тому же в то воскресенье у меня был обязательный семинар по учебе, пропускать который было чревато. Освободилась только в обед.

Но все равно — бегом на электричку, с кучей пересадок на маршрутки и выспрашиванием дороги у местных жителей, добралась я в эти Печи. И Дима, узнав о том, что я все-таки приехала, мчался со всех ног: до конца посещений оставалось ровно 25 минут.

Но они были наши!

Еще был случай, когда их из Печей перевозили снова в Слоним через Минск, и он тогда сумел меня предупредить, на какой станции метро его можно увидеть.

Их вели колонной, но я подсела в вагон метро, и мы целых несколько остановок проехали вместе! Не передать, какое это было внезапно свалившееся счастье! Самое смешное, что потом в Барановичах его на вокзале прибежала обнять еще и его сестра. Командиры были в шоке: мол, рядовой, у тебя что, в каждом городе по девушке?!

Труднее всего было привыкнуть к тому, что невозможно было увидеться, когда захочешь, невозможно обнять, поцеловать, невозможно созвониться и списаться в соцсетях в любой момент.

Конечно, каким-то образом он находил возможность тайком раздобыть телефон и набрать хоть на минутку пару раз в неделю. Хотя бы для того, чтобы просто сказать: „Привет! Как ты там?“.

И то это были звонки в одностороннем порядке: для меня абонент всегда был недоступен…

Зато сколько было романтики! Письма друг другу мы писали на протяжении всей службы, стихи сочиняли. Он и песню мне посвятил, и портреты мои рисовал, и подарки какие-то делал своими руками: в армии же не купишь ничего!..

Конечно же, каждая девушка, ждущая солдата, тут же заводит себе в телефоне приложение „ДМБ-таймер“, чтобы начинать каждый свой день с того, чтобы посмотреть: да, действительно ждать осталось уже совсем немного. Там время отсчитывается вплоть до часов и минут.

Конечно, в плейлисте — сплошные песни про армию и расставания (оказывается, их и правда много!), и из рассказов любимого ты знаешь весь армейский фольклор: как „слонов“ переводят в „черпаки“, про килограмм масла на день рождения и то, что раз твой парень в армии уже „дедушка“, значит, ты, соответственно, — бабушка…

Сам Дима считает, что дождаться парня из армии — это своего рода подвиг. Если не брать в расчет жен (а в армию забирают и женатых), из его сослуживцев я была, можно сказать, единственной девушкой, которая действительно дождалась.

Некоторых бросали уже через месяц службы, кого-то — через полгода… Дима, естественно, видя такое дело, тоже очень переживал, ревновал меня жутко. Тем более что сослуживцы нагнетали: „Да все бабы одинаковые! Раз не берет трубку, значит, гуляет с кем-то!“. Мне кажется, в такой обстановке очень сложно морально.

Но я твердо решила для себя, что этот парень — тот, кого я люблю и с кем хочу создать семью. Поэтому дождаться его из армии было для меня естественным решением, даже вопроса такого не стояло. Конечно, безумно жалко этих „потерянных“ полтора года.

За это время люди успевают и на работу хорошую устроиться, и семью создать, и даже ребенка родить. Но, я думаю, у нас это все в самом ближайшем будущем! А все испытания сделали нас только сильнее и остались позади».

Источник: https://lady.tut.by/news/life/586930.html

Добровольно и принудительно: как я был солдатом-срочником — Истории на TJ

Мой парень солдат

Первая часть личного опыта службы в современной российской армии — про подготовку и отправление.

Памятник солдату-призывнику и его матери в сквере перед Сборным пунктом Красноярского края Фото автора

Вместо предисловия

На конец 2019 года Россия остаётся одним из тех государств, где сохраняется всеобщая воинская повинность. Подобное практикуется в Норвегии, Израиле, Швейцарии и Южной Корее, а также в ряде других стран. К слову, в 2013 году граждане Австрии отстояли воинскую повинность на референдуме.

Но что собой представляет срочная армейская служба в современной России? Количество людей, которые могут рассказать об этом на основе личного опыта, уменьшается.

Весной 2009-го в армию призвали более 300 тысяч человек, а осенью 2019 года — «лишь» 132 тысячи. Это во многом объясняется тем, что в армии и на флоте растёт число солдат-контрактников.

В 2014 году их уже стало больше, чем призывников.

 Тематическая работа от Васи Ложкина

О срочной службе в армии в российском обществе не прекращаются споры. Как правило, поводы для новых витков дискуссии дают трагические эпизоды массового убийства солдатом своих сослуживцев в Забайкалье. Для одних сограждан призывные вооружённые силы — это рабство, побои и унижения.

Их оппоненты, в свою очередь, убеждены, что «не служил — не мужик», и если в армии кому-то плохо, то это просто неженка, хлюпик и маменькин сынок.

Есть и те, кто полагают, что нынешние войска — это санаторий со шведским столом, стиральными машинами и мобильниками, где отдыхающих, видимо, по недоразумению, заставляют носить военную форму («эх, вот в наше-то время, при Союзе, всё было по-настоящему!»).

Армия, несмотря на все реформы последних десяти лет, остаётся изолированной средой со своим жаргоном, обычаями и юмором. От «гражданки» её продолжает отделять если не непреодолимая, то глубокая пропасть. Надеюсь, мой субъективный рассказ о личном опыте армейской службы в 2014–2015 годах станет небольшим «мостиком» через этот «овраг».

В первой части я расскажу о том, как люди попадают в армию. Во второй — об организации жизни в войсковом соединении, основных занятиях и событиях в солдатской жизни. А в третьей постараюсь описать неписанные «правила жизни» в солдатском коллективе, коснувшись неприятной темы неуставных отношений.

Призыв

…Один из офицеров нашего гаубичного дивизиона, лейтенант Теплицкий, был совершенно не чужд философии. Построив одним воскресным днём на плацу под дождём всё подразделение из-за провинности двух солдат, лейтенант пустился в витиеватые рассуждения.

Мол, не верит он, что у любого из нас совершенно не было возможностей не идти в армию. Хоть какие-то варианты — но были! Сильно бы хотели — не пошли.

Выходит, каждый из нас стоит здесь, под дождём на плацу вместо воскресного отдыха, из-за своего же добровольного выбора.

Более лаконичен на другом построении оказался наш командир батареи старший лейтенант Чеботарев. Умные люди в солдаты не попадают, поэтому каждый из нас, раз оказался здесь, — человек недалёкий, если не глупый, и не должен обижаться, что офицеры относятся к нему как к дураку.

(Рассуждения обоих офицеров даны в сильно смягчённом виде. Матом в армии не ругаются — матом в ней разговаривают.)

Предармейское распутье

Варианты не служить в армии (и не стать при этом уклонистом) действительно есть:

  • Избегать получения повестки из военкомата на службу. Для этого многие живут не по месту формальной прописки.

    Ждать, правда, надо достаточно долго — до 27 лет, и военный билет в таком случае уже пять лет как не выдают;

  • Думать о будущем заранее и своевременно получить высшее образование в университете, где есть военная кафедра;
  • Поступить в аспирантуру;
  • Добиться медицинского освидетельствования и признания себя негодным к армейской службе;
  • Выбрать что-то из более экзотических, но легальных вариантов: завести семью с двумя детьми, баллотироваться в депутаты, добиться альтернативной гражданской службы или даже выбить клин клином, отслужив в иностранной армии;
  • Внести личный вклад в отечественную коррупцию, купив военный билет.

Летом 2014 года я заканчивал университет с мыслью о неизбежности ухода в войска. Первый и последний пункты из перечня выше для меня являлись принципиально неприемлемыми.

Военная кафедра в том вузе, где я учился, не действовала. Не нашлось и желания поступать в аспирантуру, равно как и стахановскими темпами попытаться построить счастливую семью.

Я выбрал армию и сам пошёл в октябре, с началом призыва, за повесткой.

По моим наблюдениям, для большинства новобранцев армейская служба — это самый простой способ получить военный билет. Без этой красной книжечки якобы не устроиться на «нормальную работу», а «покупать» её боязно, стыдно и дорого, — это суждение в разных формах я не раз слышал уже потом, в части, от своих сослуживцев.

Другие хотели сознательно связать жизнь с вооружёнными силами, перейдя затем на контрактную службу или поступив в армейское учебное заведение. Третьих, чуть ли не принудительно, в духе пушкинской «Капитанской дочки», в войска отправили любящие родители, четвёртые — просто искали себя и своё место в мире. Так что причин пойти служить по призыву может быть много.

На полпути к службе

В большинстве случаев районный военкомат — это типичное «казённое» учреждение, с советским бетонным полом, узкими коридорами и тесными кабинетами.

На обывательском уровне принято полагать, что работающие там врачи определяют годными к военной службе почти любого. Реальность куда сложнее: призывников часто отправляют на новые обследования.

Там порой подтверждают то или иное заболевание, что даёт основание если не для освобождения от службы, то хотя бы для отсрочки.

В случае успешного прохождения всех формальностей будущий солдат получает направление в краевой (областной, республиканский) пункт сбора призывников; он же «пересыльный», он же «холодильник».

Сборный пункт нашего края. Фото сделано по рабочему заданию, почти ровно через три года после «дембеля»​ Фото автора

«Пересыльный» — это уже ворота в армейский мир. Как правило, он представляет собой стоящее где-нибудь на отшибе крупного города монументальное здание с окружённой глухим забором прилегающей территорией.

Там одетые кто во что горазд и, как правило, уже выбритые «под ноль» будущие солдаты и моряки терпеливо ждут решения своей участи (обычно не дольше 3-4 дней).

От многих ещё исходит алкогольный перегар, кое-кто щеголяет свежими «фонарями» на лицах — видимо, проводы на службу удались на славу.

В большинстве «холодильников» собравшимся юношам недвусмысленно намекают, что гражданская жизнь окончена. Путь за пределы пункта — заказан, свободное перемещение без сопровождающего «настоящего военного» — запрещено. На приём пищи или просто покурить ходят строем. Близкие приезжать проститься с будущим солдатом могут, но только в отведённое время.

«Пересыльный» — это ещё не армия, но с очень многим «армейским» здесь уже можно столкнуться.

Поэтому стоит, во-первых, внимательно следить за своими вещами, документами и деньгами (могут украсть), во-вторых — столь же внимательным быть в общении с уже несущими службу солдатами.

Нередки случаи, когда они пытаются вытрясти деньги из доверчивых призывников: либо суля «лёгкую службу», либо объясняя это необходимостью помочь попавшему в беду товарищу.

Последний день пребывания в сборном пункте открывает собой год армейской службы.

Перед убытием в часть призывнику в военном билете делают запись о присвоении звания «рядовой», выдают военную форму (нового образца, где уже нет ни сапог, ни портянок, ни подворотничка), вручают зарплатную банковскую карту. С этого момента он считается военнослужащим. Ровно через год, день в день, его должны отправить домой.

«Купцы» и их товар

«Купцами» на армейском жаргоне называют офицеров из войсковых частей, прибывших на сборный пункт за молодым пополнением. Они отбирают личные дела призывников, беседуют с «кандидатами» лично, после чего окончательно набирают команду для убытия к месту службы.

Чем престижнее тот или иной род войск, тем лучше возможности для выбора у его представителя. «Купец» из воздушно-десантных войск или морской пехоты при любых раскладах наберёт более здоровых и физически крепких ребят, чем его коллега из условных связистов или мотострелков.

Ожидающие отправки в части новобранцы. Слева, те что в синем — будущие бойцы ВКС РФ. В центре и справа — сухопутных сил. Только на одних, почему-то, сравнительно старая «юдашкинская» форма (справа), на других — более новая «офисная» (в центре). Фото автора

Обычно призывник не в силах повлиять на то, в каких войсках и в какой части будет служить.

Помню, как по пути из районного военкомата на «холодильник» один из попутчиков — спортивного вида блондин — громко хвастался, что у него-то уже всё решено и служить он будет в Кремлёвском полку.

На «пересыльном» выяснилось, что решено не всё: кремлёвский «купец» забраковал блондина из-за царапины на шее. Пришлось тому «довольствоваться» не то воздушным десантом, не то спецназом ГРУ.

В то же время двое более приятных и простых в общении ребят с моего района смогли договориться с офицерами на «холодильнике», что их личные дела отдадут только офицерам военно-морского флота — служить на суше почему-то они оба не хотели. Мне же выпала служба в артиллерийской бригаде в одной из соседних с родным Красноярским краем областей.

В элитные войска я не стремился (из-за близорукости и общей неспортивности меня бы всё равно туда не взяли), морской романтикой не страдал. А сравнительная (по сибирским меркам) близость места службы к дому показалась мне хорошим предзнаменованием: артиллерия так артиллерия.

Одним не по-сибирски тёплым ноябрьским утром наша команда в составе где-то 25 новобранцев строем, во главе с «купцом» — интеллигентного вида майором — покинула «холодильник» и отправилась на свой поезд. Из репродукторов звучало «Прощание славянки». Поздно вечером нас ждала часть.

Всё свое несу с собой

Завершу первую часть истории советами по сбору нужных вещей в армию. Здесь лучше руководствоваться мудростью древнегреческого философа Бианта: «Всё своё ношу с собой».

Расширенный вариант набора для новобранца от соседей из Белоруссии Фото TUT.BY

Необходимые вещи — это гигиенические принадлежности (мыло, зубная щётка — всё в закрывающихся футлярах, пена для бритья, набор бритв, зубная паста, дезодорант и другое). По советам бывалых я взял несколько ручек, пару-тройку тетрадей и конвертов, щётку для одежды, набор иголок и катушек ниток — белого, зелёного и чёрного цветов.

Как человек курящий, я основательно запасся сигаретами (вопреки расхожему представлению, табачные изделия в армии солдатам давно не выдают). Как любитель чтения — бросил в вещмешок две любимые книжки в тонких переплётах — «Чуму» Камю и «Искру жизни» Ремарка.

По-своему они мне потом очень помогут принять новую жизнь. Я заранее обналичил сумму где-то в 1500–2000 рублей сотенными купюрами, спрятав в мешочке для наушников на самое дно одного из карманов полученной в форме.

Это поможет в первые недели службы ещё больше, чем книги.

Брать остальное едва ли имело смысл. «Неположенное» (гражданскую одежду, лекарства, продукты питания и так далее) забирают по прибытии в часть. Поэтому съестного (несколько упаковок сладостей и чипсов) я попросил провожавших родителей и друзей принести с верным расчётом, что всё это съем вместе с новыми товарищами в дороге.

Прапорщик осматривает личные вещи новоприбывших солдат. Фото явно сделано в 2010–2012 годах, когда в армии пытались ввести «фальшпогоны» на груди вместо привычных погон на плечах. 

Немаловажный момент: в армии не приветствуются украшения, поэтому обручальные кольца или перстни надо оставить дома. Верующим носить нательные кресты разрешено, но на шнурках, а не на привычных цепочках. А вот наручные часы ни под какие запреты не попадают.

А что насчёт мобильных телефонов? Практика их использования сильно отличается не то что в разных частях, но и даже в отдельных подразделениях одной и той же войсковой единицы. Плюс ко всему, она может меняться, притом, неоднократно.

Одни офицеры закрывают глаза на использование солдатами любых телефонов, особенно если солдаты не попадаются им со своими гаджетами. Другие — изымают телефоны у личного состава, выдавая только по выходным.

Где-то возможны и иные варианты — в зависимости от фантазии командиров.

Дополнительно «телефонный вопрос» для военнослужащих этой весной осложнил президентский указ, фактически запретивший пользоваться гаджетами и сидеть в соцсетях в армии.

Исходя из своего опыта хочу сказать, что смартфон в армии — это источник не столько развлечений, сколько проблем. Его, разумеется, надо заряжать (а в условиях казармы или полевого выхода это сделать не всегда просто), следить, чтобы его не украли, не попадаться с ним на глаза офицерам и прапорщикам.

При этом в положенное время со мной и большинством товарищей связь через звонки и SMS поддерживало с каждым не больше трёх-пяти близких. Контакт с остальными неизбежно прерывался. Поэтому я сильно сомневаюсь в целесообразности использования смартфона в армии.

Главное, что следует взять с собой в армию — это правильный настрой. В чём он заключается? Во-первых, нужно осознать, что знакомый уклад жизни станет вновь доступным только через год, и очень многое из прежних привычек необходимо оставить на «холодильнике» вместе со штатской одеждой.

Во-вторых, надо настроиться на скорейшее и усердное изучение жизни новой, её правил и особенностей. Следует максимально быстро найти общий язык с новыми товарищами, даже несмотря на то, что они будут совсем непохожи на ваших «гражданских» друзей и приятелей.

В конце концов, если новобранец правильно не настроит себя сам, то это за него гораздо ультимативнее и жёстче сделает армейская среда. «Добровольное» и «принудительное» в вооружённых силах сочетаются порой самым причудливым образом.

Со второй частью можно ознакомиться по ссылке.

Эта статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

#личныйопыт #армия #россия #истории #лонгриды #лигаавторов

Источник: https://tjournal.ru/stories/129769-dobrovolno-i-prinuditelno-kak-ya-byl-soldatom-srochnikom

Медицина и здоровье
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: