Недирективная терапия роджерса

Психотерапия Карла Роджерса

Недирективная терапия роджерса

Психотерапия Карла Роджерса, является терапией центрированной на клиенте. Влияние Карла Роджерса не ограничилось психологией, благодаря его работам во многом изменились представления об управлении в промышленности и даже в армии, о практике социальной работы, о воспитании детей и методах преподавания, о религиозной работе и т.д.

Основные идеи

Позитивные силы, направленные к здоровью и росту, естественным образом присущи организму.

Роджерс полагает, что в каждом из нас есть стремление становиться компетентным и способным настолько, насколько это возможно для нас биологически, стремление становиться целостным, полным, самоактуализирующимся человеком.

Отсюда вытекает, что основная задача педагогики, психотерапии и искусства управления состоит в том, чтобы пробудить эти внутренние силы роста и развития, которые сами приведут человека к успеху.

Пример.
Притча. Один китаец посеял рис, но очень волновался, что рис медленно растет. Поэтому он ходил по своей делянке и подтягивал рис за верхушку. В результате корни риса вылезли из земли и весь рис засох.

Например, до сих пор наша педагогика в основном исповедует модель обучения как процесс «накачивания» ученика знаниями (модель пустого сосуда), в то время как более эффективным и гуманистичным было бы помочь ему в развитии самостоятельного мышления и творчества (модель растущего растения, которому надо создать соответствующие условия для роста). Поэтому наша педагогика во многом и теперь остается директивной, нормативной и авторитарной.

Решающую роль в жизни и развитии человека играет его представление о самом себе, его Я-концепция.

Человек, по Роджерсу, склонен поступать в соответствии с тем, что он сам о себе думает, тем более что он не может судить о себе непосредственно, каков он на самом деле.

Я-концепция создается в основном под влиянием так называемых значимых других, т. е. наиболее близких и авторитетных людей, прежде всего родителей.

Я-концепция включает в себя систему представлений человека о самом себе, его эмоциональное отношение к этим представлениям и поведение, соответствующее этим представлениям и отношениям. Будучи раз созданной, Я-концепция может действовать как самореализующееся пророчество.

Например, человек, считающий себя плохим, может поступать соответствующим образом и постоянно убеждаться в своем первичном представлении о себе.

Наоборот, считая себя хорошим, он скорее будет склонен поступать в соответствии с этим представлением и снова и снова подтверждать его.

Пример.
Одна девочка, которая училась еле-еле — с тройки на двойку, была протестирована психологом на уровень интеллекта. Результат очень удивил психолога. Оказалось, что коэффициент интеллекта девочки вполне соответствовал учебе на одни пятерки. Он сообщил ей об этом.

Через год он снова протестировал ее (уровень учебы не изменился). Теперь ее коэффициент интеллекта уже соответствовал ее плохой успеваемости.

Удивленный психолог побеседовал с девочкой и выяснил, что она привыкла думать о себе как о тупой и неспособной и предпочла «поглупеть», но не изменить свою Я-концепцию.

Не существует объективного образа самого себя, который может быть использован в качестве эталона. Однако есть актуальный жизненный опыт (например, поведение в тех или иных ситуациях и его результаты), который может противоречить сложившейся Я-концепции.

В этом случае возникает неконгруэнтность {несоответствие, противоречие) между представлением о себе и актуальным опытом, которая может быть разрешена либо путем изменения поведения, ведущего к изменению актуального опыта, либо путем модификации представления о себе.

Роджерс постулирует естественное стремление к разрешению этого внутреннего конфликта позитивным образом, но для того, чтобы это произошло, необходимо, чтобы человек сумел принять себя таким, какой он есть, не отвергая и не искажая данные актуального опыта.

В этом случае пробуждаются силы самоизменения и самоисцеления и вмешательство или коррекция со стороны терапевта не требуются.

Работая с подростками, находящимися в исправительных учреждениях ввиду их отклоняющегося поведения, К. Роджерс показал, что те дети, которые были способны адекватно строить свою Я-концепцию, становились честными гражданами, те же, кто искажал ее вопреки актуальному опыту, «катились дальше по наклонной плоскости».

Пример.
В книге Дейла Карнеги приводится случай, как знаменитый гангстер, раненый и окруженный полицейскими, написал кровью предсмертную записку.

В ней были примерно следующие слова: «Под этим простреленным пиджаком бьется самое доброе сердце в мире, которое никому в жизни не сделало зла».

Перед этим он застрелил полицейского только за то, что тот потребовал от него предъявить водительские права.

Яркий случай неконгруэнтности Я-концепции и актуального опыта!

Роджерс убежден, что тенденция к здоровью усиливается благодаря межличностным отношениям, в которых один из участников достаточно свободен от неконгруэнтности, чтобы позволить себе быть самим собой, быть подлинным, а не исполнять роль терапевта.

Принятие собственной самости — предпосылка к более подлинному и легкому принятию других. С другой стороны, быть принятым другими — возможность с большей готовностью принять себя.

Такой цикл самокорректировки и усиления себя — основной способ личностного роста.

Терапия

Основная задача психотерапии Карла Роджерса — установить отношения между клиентом и терапевтом, способствующие принятию другого и самопринятию. Ключи к исцелению находятся у клиента, но терапевт должен обладать определенными личностными качествами, чтобы помочь клиенту научиться использовать эти ключи.

Прежде чем терапевт сможет быть чем-то для клиента, он сам должен обрести подлинность, а не играть роль, в особенности роль терапевта, когда он работает с клиентом.

Это предполагает желание и волю быть собой, выражаться своими словами, вести себя по-своему, выражать адекватно возникающие чувства и отношения.

При этом он должен установить с клиентом достаточно теплые отношения, принимающие и понимающие, оказывать ему «необусловленное позитивное внимание», лишенное оценок и моральных суждений, что позволяет человеку быть тем, кем он в действительности является.

Это помогает клиенту принять те части своей личности, которые он отвергает и не включает в структуру Я-концепции. Только после такого принятия он способен что-то изменить в себе в соответствии со своей потребностью во внутренней целостности и гармонии.

Пример.
На лекции в России К.

Роджерс говорил примерно следующее: клиент сначала рассказывает что-то нехорошее о себе, я это принимаю, тогда он рассказывает что-то плохое, я это принимаю — он удивляется и рассказывает о себе еще более плохое, я принимаю и это как данность — он рассказывает о себе самое «ужасное», когда я принимаю и это, он также принимает себя таким, какой он есть, и удивляется, что так долго мучился, хотя от «этого» так просто можно было избавиться, что на самом деле он «хороший». После этого он действительно изменяется и удивляется тому, зачем он так долго ходил к терапевту.

Терапевт должен удерживать сознавание позитивной сущности клиента. Он может быть откровенным с клиентом, но не скучать, не возбуждаться, не гневаться на определенные проявления личности последнего.

Терапевт не дает советов и не интерпретирует, он только слушает и понимает, способствуя максимально полному выражению и самопониманию клиента, а также принятию им ответственности за свои проблемы на самого себя.

Это отношение подобно отношению духовных учителей восточных традиций, которые, видя божественное в каждом человеке, могут относиться ко всем с одинаковым уважением и состраданием и никому не навязывают своих решений. К.

Роджерс говорил, что в самой глубине человеческой души лежат самые замечательные и добрые чувства, что в отличие от психоанализа он убеждался, что в ходе терапии клиент приходит в итоге не к ужасным животным инстинктам, а к прекрасному духовному началу.

Терапевт, как и клиент, все время находится в процессе духовного роста, он становится все более конгруэнтным самому себе, все более целостным и понимающим.

Роджерс перечисляет следующие характерные шаги терапевтической помощи:

  1. клиент приходит за помощью;
  2. определяется ситуация;
  3. поощряется свободное выражение;
  4. советующий пригашает и проясняет;
  5. происходит постепенное выражение позитивных чувств;
  6. обнаруживаются позитивные импульсы;
  7. происходит инсайт (т.е. догадка, озарение);
  8. проясняется выбор;
  9. осуществляются позитивные действия;
  10. возрастает инсайт;
  11. растет независимость; уменьшается потребность в помощи.

Этот предполагаемый ряд событий (происходящий не за один сеанс) показывает, что Роджерс заботился о том, чтобы клиент определил собственный путь при одобрении и поддержке терапевта, но в результате «встал на свои ноги» и не нуждался в поддержке.

Пример.
В 1987 г., незадолго перед смертью, К.Роджерс был в Советском Союзе, выступал с лекциями, и мне посчастливилось присутствовать на одной из них. В конце лекции он продемонстрировал свою практическую работу, и она произвела на меня удивительное впечатление.

В качестве клиентки на сцену вышла женщина лет 40, хорошо знающая английский язык. Последнее было необходимо для более глубокого и непосредственного понимания ее К.Роджерсом, для аудитории диалог переводился.

Клиентка рассказывала о том, как она переживает за свою дочь, что та ничего не делает для успеха в жизни, как они ссорятся и она не может ни в чем ее убедить. Как она устала от домашней работы, но дочь ей не помогает и т.д. К.Роджерс внимательно слушал ее, не перебивая, когда она закончила, повисла долгая пауза. Когда пауза стала уже мучительной, К.

Роджерс повторил последнюю фразу женщины с вопросительной интонацией. Примерно так: «Ты сказала, что дочь приходит на кухню и вы зажигаетесь как спичка о коробок…» (Пауза). Женщина снова начинает рассказывать ту же самую историю почти теми же словами. Снова останавливается, снова повисает мучительная пауза. Снова К.Роджерс продолжает последней фразой.

Все повторяется сначала…

Некоторые психологи, сидящие в зале, не выдерживают, шумят, вскакивают, размахивая какими-то бумажками, кричат, например: «У меня есть восемь вариантов решения вашей проблемы!» К. Роджерс был очень удивлен и недоволен: «Мы же договорились — проблема принадлежит клиентке. Мы не должны вмешиваться и решать за нее». Наконец зал утихает, и он продолжает в том же духе.

Время лекции уже подошло к концу, но решения не было. Наконец К.

Роджерс сказал: «А ты никогда не пробовала рассказать дочери о своих чувствах?» На клиентку как будто сошло озарение (инсайт): «Да, это уже крутилось в моей голове! Я ведь никогда не говорила с ней откровенно… » К.

Роджерс сказал, что обычно не подсказывает, он ждет, когда клиент сам придет к решению. Клиентка призналась, что злилась на К. Роджерса вначале, поскольку ждала совета, а он не давал его.

Из зала спросили: «Почему Вы так долго держите паузу?» Ответ был примерно такой: «Пауза принадлежит клиенту. Во время паузы происходит самое главное, в это время может прийти решение, произойти инсайт. Я не вправе отнимать этот шанс у клиента».

Группы встреч (или энкаунтер-группы) во многом обязаны своим происхождением и развитием Карлу Роджерсу. В этих группах поддерживается климат психологической безопасности, принятия и понимания, характерный и для индивидуальной работы. Работа такой группы — сложный динамический процесс, проходящий ряд фаз.

Руководитель не направляет группу к какой-то заданной цели и не определяет, кому, когда и о чем говорить, в этом выражается предложенный Роджерсом метод недирективного ведения группы.

Работа начинается с хождения «вокруг да около», ожидания советов, как себя вести, чего ожидать и т.д. Нарастает разочарование и даже агрессия на руководителя. По мере того как группа обнаруживает, что она сама должна определить, что будет делать, возникает сопротивление необходимости самовыражения и самоизучения.

Но руководитель не поощряет никакой иной деятельности, кроме самоизучения. Продолжая взаимодействовать, люди делятся прошлыми чувствами, связанными с теми, кого нет в группе.

Когда люди начинают выражать чувства в настоящем и по отношению друг к другу, что является важнейшим условием подлинной психологической работы, чаще всего первые выражения негативны.

Если негативные чувства нашли свое выражение и при этом группа не распалась, начинает возникать личностно значимый материал, формироваться климат доверия. По мере того как все большеэмоциональныхпроявлений выходит на поверхность, в группе развивается исцеляющая способность.

Один из эффектов групповой обратной связи состоит в том, что участники группы могут принять самих себя, даже собственные неправильности, что ведет к началу изменений. По мере продолжения работы группы у участников возникает неприятие по отношению к защитам.

Группа требует, чтобы индивид был самим собой и не скрывал проявляющихся чувств. Парадоксально, но даже негативные чувства (страх, неприязнь и т.д.

) вызывают выражение поддержки, позитивных чувств и чувства близости, что ведет к развитию безопасности и еще большему принятию себя и других.

Пример.
Арт рассказывает о своей «оболочке» и учится ее снятию и самопринятию.

Арт. Когда я в своей «оболочке», я… Луис. В «оболочке»? Арт. Да, и еще в какой! Сузанн. И всегда так зажат?

Арт. Да, я уже привык к этой чертовой «оболочке» и даже сам не знаю, что там внутри. А здесь я чуть-чуть раскрылся. Я вообще всего два раза был самим собой — второй раз несколько минут назад. А так я почти всегда в «оболочке», захлопнусь там, и все, а снаружи оставлю все только внешнее.

Посредник (психотерапевт. — Н.Л.). А там, внутри, ты совсем один?

Арт (плача). Совсем один. Сам прячусь и все свое тоже прячу, будто так безопаснее. И так все время, как за глухой стеной. А здесь, в группе, мне хочется снять эту «оболочку» и забросить ее подальше.

Луис. И правильно, видишь, уже можешь свободно говорить об этом.

Посредник. Да, это самое трудное — жить без «оболочки».

Арт (все еще плача). Ну раз уж я могу говорить об этом, то, наверное, смогу и жить, отбросив «оболочку». Но надо набраться сил: говорить и то трудно, а тем более жить без нее [4].

Принципы гуманистической терапии поразительным образом совпадают с позицией древнекитайского мудреца Лао Цзы:

  1. Если я удерживаюсь от того, чтобы приставать к людям, они сами заботятся о себе.
  2. Если я удерживаюсь от того, чтобы приказывать людям, они ведут себя правильно сами.
  3. Если я удерживаюсь от проповедования людям, они сами улучшают себя.
  4. Если я ничего не навязываю людям, они становятся собой.

Источник: https://psyera.ru/4909/psihoterapiya-karla-rodzhersa

Недирективная игротерапия. Как из обычного учителя я стала игротерапевтом

Недирективная терапия роджерса

Доброго времени суток, дорогие читатели! Вы на канале многодетной мамы “Растим много детей”. Меня зовут Дарья.

Сегодня хочу рассказать, как я познакомилась с чудесной областью психотерапии – недирективной игротерапией, что это такое и почему полезно всем детям.

Что такое игротерапия

Если кратко и не вдаваясь в научные термины, то игротерапия – это воздействие на развитие личности через игру.

Суть игротерапии состоит в том, что игротерапевт использует воздействие игры, чтобы помогать ребёнку в преодолении психологических и социальных трудностей, препятствующих личностному и эмоциональному развитию.

Непосредственно сам процесс игротерапии проходит в группе или индивидуально. Выполняются специальные упражнения, стимулирующих общение, игровое проживание ситуационных задач, направленных на коррекцию проблемных моментов.

Что такое недирективная игротерапия

Это такая разновидность игротерапии, при которой в центре находится ребенок как личность, в определенной среде с определенными наборами игрушек и материалов, и терапевт никак не влияет (ни словесно, ни действиями) на поведение ребенка, а лишь отзеркаливает то, что говорит и делает ребенок. Ребенок руководит процессом, и терапевт как бы подчиняется его указаниям, принимая ребенка таким, как он есть, не пытаясь вмешаться в процесс и “подстегнуть” терапию.

Например, пациент говорит: “Я буду рисовать”. Терапевт не может ответить: “Хорошо”, или тем более предложить: “Давай рисовать”. Терапевт отвечает: “Ты сказала, что будешь рисовать”. На что пациент может ответить: “Да, я хочу рисовать”. Терапевт: “Ты хочешь рисовать”.

Обычно дети начинают задавать вопросы, почему педагог повторяет за пациентом: “Ты повторюшка-дядя-хрюшка?” И даже в этом случае терапевт не может отвечать однозначно: “Ты считаешь меня повторюшкой-дядей-хрюшкой”. При директиной игротерапии специалист не вмешивается в процесс.

Ребенок выбирает и решает сам.

Чем полезна недирективная игротерапия

Недирективная игротерапия помогает решить эмоциональные проблемы и расстройства, когда сфера чувств недостаточно развита или искажена, что приводит к несогласованности личности и опыта.

Данная игротерапия полезна при непринятии себя, низкой самооценке и неуверенности в себе, высокой тревожности, социальной некомпетентности, эмоциональной неустойчивости, несформированных коммуникативных навыках.

Недирективная игротерапия помогает детям с трудностями в сфере общения, инфантильным, страдающим страхами, детям с проблемами поведения, с трудностями произвольной саморегуляции и с низкой самооценкой, детям с тягой к воровству, проявляющих жестокость по отношению к другим, повышенно агрессивным детям, с острой враждебностью по отношению к сиблингам, а также для улучшения психологического состояния при разводе родителей, при трудностях в чтении, даже при заболеваниях, например, бронхиальной астме. вызванных психосоматическими причинами.

Противопоказаний как таковых нет. Можно применять с любыми детьми, даже в качестве профилактики и дополнительного развития. Так как ребенок свои действия и слова “слышит” ушами, то есть то, что делает и произносит ребенок возвращается ему в виде речи терапевта. На самом деле это очень полезно для самопознания и развития.

Специалист создает пространство для того, чтобы, играя и взаимодействуя с ним, с профессионалом, ребенок разрешал внутренние конфликты, избавлялся от напряжения, становился более целостным.

На самом деле трудно объяснить вот так в одной статье, в двух словах, пользу и особенности данной терапии, но для тех, кто заинтересуется и решит углубиться, учиться и заниматься этой методикой, есть множество возможностей расширить свои знания.

Как я стала игротерапевтом

По одному из образований я педагог, причем проработавший в школе (а не просто получивший диплом) и знающий, что такое ученики и родители средней школы, огромные стопки тетрадей, конспекты уроков и собственные брошеные дети в угоду работе. Однажды на одном из летних пленеров меня занесло на семинар психологов. Там я и познакомилась с недирективной игротерапией. Нам подробно рассказывали, что это и как работает, показывали видео зарубежных терапевтов и их процесса работы.

При домашних занятиях для терапии игрушки должны быть отделены от основных, чтобы четко отграничивать занятия от просто игры

Теоретическая часть семинара меня очень увлекла, я решила попробовать и на практике. Просто так, ради хохмы и лишнего тренинга для мозга.

Начинали мы с базовых вещей, тренировались на куклах, которых озвучивали ведущие. Неожиданно оказалось, что это прям мое. Я сама не ожидала, получив похвалу от ведущих, уже опытных терапевтов-практиков. Мне вообще сказали, что я не там работаю и не на того педагога выучилась.

Вот это был поворот!

В конце подошла ко мне директор одного реабилитационного центра и предложила обучение и работу. Конечно, на словах все звучало очень просто, легко и прям мечтой жизни.

В реальности же, я понимала, что работать с детьми всегда тяжело и эмоционально, и физически, и это огромная ответственность, когда от тебя, твоих слов и действий, зависит состояние и выздоровление маленького человечка.

Но я согласилась. И вы знаете, эта работа оказалась мне даже больше по душе, чем педагогика. Я не знаю, что сложнее: работать с детьми в школе или в центре реабилитации. И то, и другое требует максимальной отдачи.

Но самое главное (по крайней мере для меня) – то, что даже отдавая последние силы на работе, внутри ты чувствуешь радость, эмоциональный подъем, а не злость и раздражение на всех окружающих. “Работа должна нравиться” – так говорила мне еще моя бабушка.

Если совсем ничего не нравится – лучше вообще не ходить на работу в привычном смысле слова, а искать другие возможности заработка.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/rastimdetej/nedirektivnaia-igroterapiia-kak-iz-obychnogo-uchitelia-ia-stala-igroterapevtom-5daeb8c21febd400b16d18f1

Клиент-центрированная терапия: описание техники, основные положения и приемы

Недирективная терапия роджерса

  • 12 Сентября, 2018
  • Психотерапия
  • Валентина Буравлева

Изначально данный подход в терапии назывался недирективным. Через время он получил название клиент-центрированного. Лучшим образом данный вид терапии был описан в работах Карла Роджерса.

Становление подхода

Роджерс – автор многочисленных книг, профессор психологии, а также основоположник клиент-центрированной терапии – в определенный момент времени ощутил неудовлетворенность теми принципами, что использовались в терапии в его время. Он решил заняться разработкой собственного подхода.

Традиционные методы, которые были ориентированы на диагностику, практически перестали себя оправдывать. Формирующиеся идеи клиент-центрированной терапии Карла Роджерса, на удивление для него самого, не стали повторением предыдущих концепций в психологии. Они положили начало новой теории.

Опыт преподавательской, научной и психотерапевтической работы позволил заложить прочный фундамент роджерианской концепции.

Философия клиент-центрированной терапии Роджерса кратко

В психологии того времени было принято считать, что по внутренней природе человек отличается иррациональностью, низким уровнем социализации, а также стремлением к разрушению. С позиции теории Роджерса, люди, напротив, являются социализированными и оптимистичными.

Если же в каких-либо случаях и проявляются антисоциальные переживания, проявляющиеся в процессе терапии (злость, раздражение, враждебность), то в действительности они являются естественной реакцией на фрустрацию в удовлетворении потребностей в любви, защите, счастье и пр.

Поэтому нет смысла пытаться контролировать негативные реакции; необходимо уделить внимание тому, чтобы человек имел возможность получить достаточно любви, внимания, позитивных переживаний, которые будут уравновешивать друг друга.

Например, потребность в дружеском общении может уравновесить агрессивность.

Начало сессии

Сеанс клиент-центрированной терапии начинается с того, что психолог и обратившийся за помощью человек садятся друг напротив друга. Контакт должен быть установлен с клиентом в течение первых пяти минут сессии. Если же этого не происходит, то в большинстве случаев клиент внутренне блокируется.

Фокус внимания – на проблеме

Внимание терапевта должно быть сосредоточено не на проблеме, а на тех переживаниях, что охватывают обратившегося человека. Именно поэтому данный вид психологического воздействия и называется клиент-центрированной терапией. Обратившийся может самостоятельно выбирать тему для разговора. Психотерапевт может подталкивать клиента к тому, чтобы обсудить все самое наболевшее.

Участие в проблеме с помощью вербальных и невербальных сигналов

Делается это при помощи специальных вопросов (вербальные методы), а также посредством тонального понижения голоса (невербальные методы). Например, терапевт произносит фразу: «Я чувствую, что вам несладко пришлось в данной ситуации (понижение тона голоса)».

Тональные изменения словно приглашают клиента «упасть» вниз, начать рассказывать подробнее о проблеме. Одновременно реакция психотерапевта может быть и не так выражена.

Психолог должен ощущать, есть ли у клиента желание поговорить о данной проблеме, и насколько долго он будет способным это делать.

Почему не нужно формулировать вопросы вместо клиента

Психотерапевт сопровождает человека не в его погружении в саму проблему, а в глубины его эмоциональных переживаний, которые являются на данный момент актуальными. Немало клиентов не могут сформулировать правильно собственную проблему, поэтому часто оказывается бессмысленным требовать от них этого.

Формулирование вопроса может быть опасно еще и тем, что направляет ход разговора, а также снова вводит клиента в проблему. Если вместо обратившегося за помощью начать выстраивать предположения о его чувствах или же пытаться сформулировать проблему, то терапевт будет направлять его, что может негативно сказаться на открытости клиента.

Последний может заблокироваться и перестать рассуждать о своих переживаниях.

Например, девочка-подросток жалуется на то, что у нее нет друзей в школе. Терапевт может сказать: «Вы ощущаете себя очень одинокой», «Как думаете, в чем заключается причина этого?», «Как часто это происходит?» Подобные вопросы заставляют задуматься над обстоятельствами в интеллектуальном ключе, и клиент прекращает разговор о своих чувствах.

Главный принцип клиент-центрированной терапии – находиться в ее процессе рядом с клиентом. И поэтому вопросы терапевт должен задавать не для себя, а для самого обратившегося. Они должны помогать ему отправляться все дальше вглубь своих чувств.

Техника правильного «отзеркаливания»

Данный метод клиент-центрированной терапии позволяет в течение всей сессии оставаться «рядом» с обратившимся. Например, клиент, который пришел на прием, может сказать приблизительно следующее: «Сегодня ночью я увидел во сне мою мать. Пока я ехал к вам, постоянно думал только о ней. Как я устал от этого всего. У меня проблемы и дома, и на работе, и с детьми…»

Неопытный специалист, работающий в рамках клиент-центрированной психотерапии, может дать следующие ответы, однако они будут неверными:

  • «Я вижу, что у вас немало серьезных проблем». Такая реакция терапевта, по сути, является директивной, поскольку заставляет обратившегося вести разговор только о проблемах. Но клиент имеет право сам выбирать, о чем ему говорить.
  • «Вы многое рассказали, расскажите еще что-нибудь». Такой ответ имеет характер давления.
  • «Есть ли вещи, помимо этих, которые приносят вам радость?» В подобном ответе проявляется эмоциональная «глухота» по отношению к клиенту. Обратившийся как бы слышит: «Что вы все о плохом да о плохом. Давайте лучше о хорошем».
  • «У меня тоже был подобный опыт, я понимаю вас». Данный ответ не является сопровождением клиента в проблему.

Удачным будет следующий ответ терапевта, который проводит сеанс в русле клиент-центрированной психотерапии: «Да, с вами многое сейчас происходит…» После этого терапевт некоторое время ожидает в тишине. Сам обратившийся решает, о чем ему стоит говорить и требуется ли ему дальнейшая помощь.

Метод повторов

Еще одна техника, использующаяся в клиент-центрированной психотерапии К. Роджерса, – это повторы. В данном случае психолог просто повторяет сказанное клиентом: «Вам сегодня приснилась мать, и вы размышляли о ней все то время, пока добирались на прием…» Затем должна последовать пауза.

Но если в процессе сессии клиент говорит слишком много, то методика повторов может и не сработать. Она в таком случае попросту выведет самого клиента из процесса погружения в собственные чувства и переживания. В таком случае более уместной будет методика обобщения. Приведенный выше первый вариант и представляет собой классический пример обобщения.

Метод метафоры

Еще один эффективный прием, используемый в клиент-центрированной терапии. Метафору можно использовать и разово, и в качестве устойчивого образа, который сопровождает весь терапевтический процесс.

В том случае, если она соответствует опыту клиента, этот прием помогает ему войти в тот пласт бессознательного, который наполнен символами, что позволяет уйти от предметного мира.

Ведь в последнем случае могут иметься существенные ограничения по способу выражения чувств.

К примеру, мужчина, обратившийся за помощью к специалисту, стал ненавидеть свою жену. Причина заключается в том, что она набрала лишний вес, стала некрасивой. Внутренне он желает ей смерти, однако не может выразить этого желания вслух, поскольку оно вызывает сильное чувство вины.

Техника клиент-центрированной терапии Роджерса под названием «Метафора» может использоваться психологом в этом случае. Терапевт выстраивает образ: «Как-то раз принц одного небольшого королевства посадил под своим окном нежное, красивое дерево с прекрасными цветами.

Каждое утро и вечер он наслаждался его благоуханием и поливал его. Однако в какой-то момент времени дерево стало очень быстро расти и начало закрывать свет, который уже почти не проникал в окно. В спальне принца стало холодно и неуютно. Сложно поверить, но это было то самое деревце, которое он когда-то полюбил.

Теперь оно стало ему ненавистно. И принц уже начал выстраивать планы, как уничтожить это дерево, спилить его…».

Такая метафора позволяет обсудить свои агрессивные чувства без ощущения вины. Это делает клиента более открытым.

Этапы

В результате исследований многих интервью были сделаны заключения о том, как происходит весь процесс терапии. Выявлено, что при этом возникает движение от застоя к процессу. Ученые выделили семь этапов терапии:

  1. На первом этапе клиент ощущает нежелание выражать себя. Общение происходит лишь на общие темы. На данном этапе обычно люди не обращаются за помощью к психологу – их чаще всего приводят родственники.
  2. На втором этапе проявляются чувства, однако клиент не берет на себя ответственности за происходящее в его жизни. Не признаются жизненные противоречия. Практически отсутствует дифференциация личностных смыслов.
  3. Затем начинается ослабление, постепенное самовыражение. Человек выражает прошлые переживания – как правило, отрицательные.
  4. Принятие того, что было выражено на предыдущем этапе, позволяет перейти на следующую стадию. Человек начинает чувствовать ответственность за те проблемы, что имеются в его жизни.
  5. На пятой стадии чувства выражаются уже полностью свободно, однако нередко присутствует удивление, страх. Человек более точно определяет свои чувства.
  6. Шестая стадия наиболее драматична. Клиент переживает свои чувства во всей полноте. Проблема прекращает для него быть объектом.
  7. На этом этапе обратившийся за помощью продолжает самостоятельное движение вперед, уже без помощи психотерапевта. Однако этап может обсуждаться на приеме у психолога.

Отношения с терапевтом

Основные положения клиент-центрированной терапии Роджерса, на которых строится общение с клиентом, таковы:

  • Принятие. Терапевт принимает обратившегося таким, какой он есть, вместе с его хорошими и плохими сторонами. Его установка по отношению к клиенту позитивна.
  • Конгруэнтность. Линия поведения терапевта последовательна. Сам он является целостной и интегрированной личностью. Он хорошо понимает и осознает собственный опыт.
  • Понимание. Означает, что терапевт испытывает точное видение мира клиента, переживает эмпатию.
  • Сообщение принятия и понимания. Нет смысла в принятии и понимании, если этого не воспринимает обратившийся за помощью. Поэтому все это должно быть сообщено клиенту.
  • Отношения, приносящие позитивный результат. Взаимоотношения с терапевтом не являются «подпоркой» для клиента. Но они обязательно должны быть безопасными, лишенными каких-либо угроз.

Клиент-центрированная терапия – хорошо зарекомендовавший себя метод, использующийся как среди людей с относительно простыми проблемами, так и среди пациентов психиатрических клиник. Эмпатия и теплота, сопровождающие терапевтические сессии, дают хороший эффект – и этот вывод за многие годы практики был сделан не одним психотерапевтом.

Источник: https://psychbook.ru/420831a-klient-tsentrirovannaya-terapiya-opisanie-tehniki-osnovnyie-polojeniya-i-priemyi

Недирективная терапия роджерса

Недирективная терапия роджерса

Психотерапия – это система лечебного воздействия на психику. Следует отметить, что это не обязательно лечение психически больного человека, это может быть и абсолютно здоровый человек, который пытается решить возникшую проблему.

Известно как минимум, около 450 видов психотерапии, больше половины из которых используется в работе с детьми и подростками, но так или иначе большинство видов психотерапии соотносимо с тремя основными подходами: поведенческий (бихевиоральный), психодинамический и гуманистический (феноменологический).

Можно сказать, что это три ступени психотерапии, воздействующие соответственно на три уровня развития личности:

1) Уровень развития личности «РЕБЕНОК». Личность является не самостоятельной, она находится внутри социального индивида. Мы пока даже не говорим о личности в точном смысле, это человек полностью зависимый от социального окружения. Так пациента воспринимает бихевиоральная психотерапия или терапия поведения. Терапевт – учитель, пациент – ученик. Терапевт проводит коррекцию поведения.

2) Уровень развития личности «ПОДРОСТОК». Подросток в личностном смысле – это человек готовый к самостоятельному решению личностных проблем, но решать их пока не умеет.

Так пациента воспринимает динамическая психотерапия или терапия причин. Терапевт помогает пациенту в осознании причин проблемы.

Терапевт не может дать совет, он должен только подсказать пациенту причину симптома, создать условия для личностного развития пациента. Решать проблему должен сам пациент.

3) Уровень развития личности «ВЗРОСЛЫЙ». Полностью состоявшаяся личность. Человек готовый и умеющий решать свои личностные проблемы. Так пациента воспринимает гуманистическая психотерапия или терапия процесса.

Терапевт – консультант, пациент – клиент, происходит общение двух равных людей. Консультант помогает человеку заметить некоторые существующие проблемы, выявить их, и тогда появляется возможность личностного роста.

Поведенческий (бихевиоральный) подход

Теоретическим источником поведенческой терапии являлась концепция бихевиоризма американского зоопсихолога Д.

Уотсон (1913) и его последователей, которые поняли огромное научное значение павловского учения об условных рефлексах, но истолковали и использовали их механистически.

Согласно взглядам бихевиористов, психическая деятельность человека должна исследоваться, как и у животных, лишь путем регистрации внешнего поведения независимо от влияния личности.

Поведенческие и эмоциональные проблемы понимаются как закрепленные в результате поощрения и подкрепления дизадаптивных ответов на средовые раздражители.

Д. Вольп (1969) определял поведенческую терапию как «применение экспериментально установленных принципов научения для изменения неадаптивного поведения. Неадаптивные привычки ослабевают и устраняются, адаптивные привычки возникают и усиливаются».

Если психотерапевт подобным образом работает не с поведением человека, а с его мышлением, это называется когнитивно-певеденческий подход. Начало когнитивной терапии связывается с деятельностью Д. Келли (1987). Келли был одним из первых психотерапевтов, которые старались непосредственно изменять мышление пациентов.

Как проводится психотерапия:

1) Психотерапевт проводит детальный анализ поведения пациента, но не вникает в его личность, не стремится проникнуть в истоки конфликта (симптома, проблемы). Цель анализа — получить как можно более подробный сценарий возникновения симптома, описываемый в наблюдаемых и измеряемых понятиях что, когда, где, при каких обстоятельствах, в ответ на что, как часто, как сильно и т. д.

Поведенческий терапевт отвечает на 4 вопроса: 1. Какое поведение является мишенью для изменении и что в наблюдаемом поведении подлежит усилению, ослаблению, поддержке? 2. Какие события поддерживали и поддерживают это поведение? 3. Какие изменения в среде и систематические вмешательства могут изменить это поведение?

4. Как может однажды установившееся поведение быть поддержано и/или распространено на новые ситуации за ограниченное время?

2) Далее идет процесс научения. Поведенческие терапевты учат новым способам поведения, а когнитивные — новым способам мышления. Составляется план по совместной и самостоятельной работе пациента, задаются задания, чтобы тот практиковал за пределами терапевтической среды то, что получил во время сеансов терапии. Происходит излечение.

С этим подходом связан широкий круг методов: рационально-эмотивная терапия А. Эллиса, когнитивная терапия А. Бека и др.

Психодинамический подход

Основой этого подхода является психоанализ З. Фрейда.

Цель психотерапии — понять и разрешить внутренние эмоциональные конфликты, возникшие в наиболее ранних отношениях, определяющие субъективное значение последующего опыта и воспроизводящиеся в последующей жизни.

Терапевтические отношения используются для того, чтобы выявить, объяснить и изменить эти субъективные значения. Отношения «терапевт-пациент» рассматриваются как отражение восходящих к раннему опыту субъективных значений, эмоциональных конфликтов.

В ходе терапевтических отношений пациент бессознательно переносит на терапевта сложившиеся в раннем опыте значения и чувства, которые таким образом становятся доступны осознанию. В свою очередь, терапевт может также неосознанно переносить на пациента свои субъективные значения и чувства.

Осознавание системы переносов и контрпереносов, возникающих сопротивлений и образует основную ткань психодинамического подхода.

В конечном итоге «Эго» должно понять что хочет «Ид» и победить его.

Как проводится психотерапия:

1) Психотерапевт проводит анализ бессознательного конфликта пациента, путем подробного разбора отношений пациента в прошлом.

Классический психоанализ включает 5 базовых психотехник: 1. Метод свободных ассоциаций, предусматривает порождение непроизвольных, таких, которые случайно приходят в голову, высказываний, содержание которых может отражать любые переживания клиента. 2. Толкования сновидений.

Учитывается то, что во время сна ослабляются Эго-защитные механизмы и проявляются скрытые от сознания переживания, а также то, что сновидения — это процесс трансформации переживаний в более приемлемую для восприятия и овладения форму; 3. Интерпретация, т.е.

толкования, объяснения, включающий три процедуры: идентификацию (обозначение, разъяснение) собственное толкование и перевод на язык повседневной жизни клиента; 4.

Анализ сопротивления, обеспечивает осознание клиентом своих Эго-защитных механизмов и принятие необходимости конфронтации по ним;

5. Анализ переносов. Перенос – психологический феномен, заключающийся в бессознательном переносе ранее пережитых чувств и отношений, проявлявшихся к одному лицу, совсем на другое лицо.

2) Психотерапевт наводит пациента на мысль об этом конфликте и добивается осознания его.

3) Выяснив конфликт, пациент прослеживает как бессознательный конфликт и связанные с ним защитные механизмы создают межличностные проблемы.

4) Далее проводится работа над тем, чтобы пациент эмоционально пережил и освободил подавляемый гнев, что приводит к излечению.

С этим подходом связан широкий круг методов: классический психоанализ 3. Фрейда, индивидуальная психотерапия А. Адлера, аналитическая психотерапия К.Г. Юнга, интерперсональная психотерапия С.

Салливана, характерологический анализ К. Хорни, и др., а в детской психотерапии — школами А. Фрейд, эго-анализ М. Кляйн, Г. Хак-Хельмут и др. В рамках этого подхода можно рассматривать трансактный анализ Э.

Берна, психодраму Дж. Морено и др. методы.

Гуманистический (феноменологический) подход

Берет начало в гуманистической психологии и работах ее основателей — К. Роджерса, А. Маслоу и др.

Согласно этому подходу, каждый человек обладает уникальной способностью по-своему воспринимать и интерпретировать мир. На языке философии психическое переживание окружающего называется феноменом, а изучение того, как человек переживает реальность, — феноменологией.

Сторонники этого подхода убеждены, что не инстинкты, внутренние конфликты или стимулы среды детерминируют поведение человека, а его личное восприятие реальности в каждый данный момент. Как говорил Сартр: «Человек — это его выборы».

Люди сами себя контролируют, их поведение детерминировано способностью делать свой выбор — выбирать, как думать, и как поступать. Эти выборы продиктованы уникальным восприятием человеком мира. Например, если вы воспринимаете мир как дружелюбный и принимающий вас, то вы, скорее всего, будете чувствовать себя счастливым и в безопасности.

Если же вы воспринимаете мир как враждебный и опасный, то вы, вероятно, будете тревожным и дефензивным (склонным к защитным реакциям).

Фактически феноменологический подход оставляет за пределами своего рассмотрения инстинкты и процессы научения, которые являются общими и для людей, и для животных.

Вместо этого феноменологический подход сосредоточивается на таких специфических психических качествах, которые выделяют человека из животного мира: сознание, самосознание, креативность, способность строить планы, принимать решения и ответственность за них. По этой причине феноменологический подход называется также гуманистическим.

К. Роджерс в центр своей психотерапевтической практики поставил личность клиента, которая чувствует свою беспомощность, закрытость для истинного общения и т.п. Основной гипотезой К.

Роджерса стало то, что отношения между клиентом и психотерапевтом является катализатором, условием позитивных личностных изменений.

Роджерс определяет главную цель психологической помощи как обеспечение условия, благодаря которым человек сам решает свои проблемы.

Как проводится психотерапия:

1) Установление благоприятных отношений между психотерапевтом и клиентом, при которых клиент чувствует безусловное принятие и поддержку.

2) Клиент сам решает, о чем говорить и когда, без направления, оценки или интерпретации со стороны психотерапевта. Терапевт лишь создает правильные условия.

Этапы роджерского подхода следующие: 1. самовыражение, когда клиент в атмосфере принятия начинает понемногу открывать свои проблемы, чувства; 2. развивается самораскрытие и принятие себя клиентом во всей своей сложности и противоречивости, ограниченности и незавершенности; 3.

развивается процесс отношения к собственному феноменологическому миру как к своему, т.е. преодолевается отчужденность от собственного «Я» и, как следствие, возрастает потребность быть самим собой; 4.

развитие конгруэнтности, самопринятия и ответственности, установление внутренней коммуникации, поведение и самоощущение «Я» становятся органичными, спонтанными. Происходит интегрирование личностного опыта в единое целое;

5. личностные изменения, открытость себе и миру, клиент становится конгруэнтным с миром и собой, открытый собственному опыту.

3) Эти условия способствуют осознанности, самопринятию и выражению пациентами своих чувств. Особенно тех, которые они подавляли и которые блокируют их рост, тем самым вызывая проблему. Это и есть излечение.

С этим подходом связан широкий круг методов: недирективная клиент-центрированная психотерапия К. Роджерса, гештальт-терапия Ф. Перлза, психологическое консультирование Р. Мэй, биоэнергетика В. Райха, сенсорное осознание Ш. Сильвера и Ч.

Брукса, структурная интеграция И. Рольфа, психосинтез Р. Ассаджиоли, логотерапия В. Франкла, экзистенциальный анализ Дж. Бугенталя, и др. Сюда же можно отнести арттерапию, поэтическую терапию, терапию творческим самовыражением (М. Е. Бурно), музыкотерапию (П.

Нордофф и К. Роббинс) и др.

Источник: www.zzeira.ru

Источник: https://naturalpeople.ru/nedirektivnaja-terapija-rodzhersa/

Медицина и здоровье
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: